«Фальшь люди сразу почувствуют»

Версия для печати

Как мы уже сообщали, первым в этом году героем рубрики «Гость «Крымской правды» стал Председатель Государственного Совета Республики Крым Владимир Константинов. Перед началом разговора спикер крымского парламента вручил главному редактору газеты Михаилу Бахареву авторский экземпляр книги «Пройти свой путь». Сам разговор получился традиционно доверительным, откровенным и настолько долгим, что передать его полностью на страницах газеты, увы, не представляется возможным. Поэтому мы предлагаем вниманию читателей наиболее важные, на наш взгляд, выдержки из него.

Перемены из окна автомобиля

- Крым меняется на глазах. В отличие от многих, я очень хорошо знаю полуостров. Когда занимался бизнесом, 70% моего времени занимали командировки: за рулём в среднем по 80 тысяч (километров. - Ред.) я накатывал за год. Поэтому у меня сформировалось вполне конкретное понимание, каким был Крым в украинский период. Тогда было ощущение, что он таким и останется на всю жизнь, может, какие-то косметические изменения и будут, но в принципе ничего глобально не изменится. А сейчас происходят кардинальные изменения в лучшую сторону. Дороги, школы строятся, садики… Водопроводы делаются, очистные сооружения строятся и реконструируются - объём работ очень большой. С другой стороны, сейчас и планка требований у людей тоже совершенно другая. При Украине я проводил встречи с людьми - народ у нас спокойный, серьёзных вопросов почти никто не задавал. Потому что знали, что власть не на многое способна. Образно говоря, поможешь 4 окна поставить - и уже уезжаешь «героем». Вот на таком уровне находились возможности крымской власти в тот период! А сейчас строятся в городе 3 детских садика и 2 школы, а люди недовольны - мало! Совершенно теперь другое настроение, меняется ментальность, и это нормально, так и должно быть.



Проблемы старые и новые

- При всём этом, проблем, конечно, в Крыму ещё очень много. В том числе - «замороженных», с прошлых времён. Мы сейчас их все стараемся решить. Как, например, с теми же общежитиями: о каком ремонте в 90-е годы могла идти речь? Долго никто не вспоминал - смысла не было.

И только сейчас мы эту проблему вскрыли и начали решать. Это трудно, но необходимо.

И таких примеров много.

Сегодняшний Крым очень динамичен. Независимо от того, кто будет у власти (я имею в виду местную власть), через 5 лет мы будем уже на совершенно другом уровне. Да мы и сейчас уже на другом уровне находимся, чем когда были под властью Украины, - и по уровню доходов, и по уровню социального обеспечения. Он далеко не достаточен ещё, этот уровень, но он уже качественно другой. И мы движемся вперёд хорошими темпами: 37 детских садиков сдаются в этом году, можете себе представить? Для сравнения: за все четверть века на Украине создали всего 200 мест в детсадах.

Но отсюда уже другие проблемы. Приходишь, ждёшь увидеть радостные лица - а тебе вместо этого: «Где нам взять воспитателей?», «Где нам взять учителей?», «А давайте придумаем региональную программу по обеспечению жильём молодых учителей». Всё переходит в другое качество, все процессы. Верно ведь сказано: «Всю жизнь борись!».

Появились новые проблемы, которых раньше не было - пробки на дорогах. Эта проблема сложная, многогранная, её решение потребует больших вложений, но сама она не «рассосётся», будет только хуже.

А причина проста: люди стали получать больше, в России автомобили дешевле. Сейчас цена вопроса - 3-4 тысячи долларов, а не 10 тысяч, как раньше. Этот барьер легко взять. Плюс бензин дешевле, чем на Украине.

Обитаемый остров и Крымский мост

- Сегодня Крым - остров, и поэтому все товары у нас дороже, чем на материке. Где-то - на копейки, где-то - значительно, но у нас цены выше на всё. Мы несём колоссальные потери от того, что транспорт стоит во время непогоды, грузы задерживаются, это всё перекладывается на исполнение обязательств, сказывается на работе абсолютного большинства наших предприятий. Возможно, это не всегда заметно, но те, кто занимается реальной экономикой, меня понимают. Поэтому запуск железной дороги в 2019 году, безусловно, даст толчок к развитию - как минимум, остановит рост цен и добавит нам «недорогого» туриста, которого у нас сегодня крайне не хватает. А у нас для такого туриста - мини-гостиницы и весь жилищный фонд, который сдают в аренду частники. Такие туристы традиционно всегда приезжали по железной дороге. Если вспоминать СССР, то те 10 миллионов отдыхающих, которые приезжали к нам при Советской власти, они ведь приезжали по железной дороге. Помните, что творилось на вокзале в конце лета? «30-е августа - День освобождения вокзала»? Вот такой турпоток нас ожидает, если мы всё правильно спланируем. И, конечно, ночевать на бульваре, как в 80-е, людям уже не придётся.

Для экономики это - колоссальнейший ресурс. Такое увеличение турпотока скажется на работе предприятий, малого бизнеса, затронет каждую семью, тысячи и тысячи крымчан - всех, кто так или иначе связан с туризмом. Железная дорога и автомобильная трасса «Таврида» - это новый этап в экономике Крыма. Строительство идёт без сбоев, по той информации, что мы получаем, работы идут опережающими темпами. Крымский мост - уникальное сооружение. Я там был дважды и рекомендую побывать всем. Несмотря на то, что строительство ещё не завершено, но уже виден масштаб. Мне, как строителю, это очень интересно. Понятно, что в мире есть и другие уникальные сооружения и проекты, но Крымский мост войдёт в мировую историю. О нём будут рассказывать, писать книги, снимать фильмы.

Зачем нужен парламент

- В составе Украины мы не имели законодательных функций, не имели полномочий готовить проекты законов, могли рассматривать только проекты постановлений. Функции этих документов были очень узкие - в основном изменения бюджета, выделение республиканской земли. Всё остальное регулировалось ведомственными указами-приказами и законами Верховной Рады. Сейчас мы получили статус парламента, право принимать региональные законы и право законодательной инициативы, которого так и не смогли выбить из Киева из-за банальной «упёртости» украинского политикума. Ведь я лично встречался с Леонидом Кравчуком, беседовал, пытался убедить. Что такое право законодательной инициативы? Это когда я обращаюсь с предложением, а вы можете его не принять - и всё. Вдумайтесь: мы просили права обращаться. Всего-навсего! Даже в этом нам отказывали. Теперь у нас есть законодательные полномочия, как мы ими пользуемся, вы видите на сессиях. Принимаются законы и поправки к ним. И что самое главное - незаметно для людей убираются конфликты в общественной жизни. Именно это и должен делать парламент. Конечно, жизнь продолжается и приносит новые вызовы, но основная нормативная база нашей республики уже сформирована. Сейчас мы по большей части работаем над дополнением и исправлением уже существующих законов. В этом году мы поставили задачу промониторить, как работают уже принятые законы. В чём сложность? Человек ведь меняет поведение не оттого, что ты принял закон, а оттого, что начал им пользоваться. Вот от принятия до пользования есть определённая дистанция.



О детских садах

- По детским садам мы уже выглядим лучше «среднего» региона России. Не нужно идеализировать ситуацию, проблемы есть везде. Конечно, полностью очередь не может исчезнуть, потому что, слава Богу, жизнь идёт, дети рождаются, но сейчас у нас ситуация уже управляемая, а не такая, как на момент возвращения, когда было больше 50 тысяч очередников - просто катастрофа. А по итогам этого года в масштабах России мы будем далеко выше среднего: 10 тысяч новых мест в детских садах должны обеспечить в нынешнем году. А до 2019 года планируем проблему вообще закрыть. Наверное, мы скоро придём к тому, что будем больше обсуждать, как воспитывать детей, какие программы для этого нужны, и спорить на эту тему, а не беспокоиться о том, сколько садиков отремонтировано, как сейчас.

Об экономике и медиа-провокациях

- Люди возвращались в Россию не ради экономической выгоды. Крымчанам очень часто задают на центральных каналах провокационный вопрос примерно такого плана: «Довольны ли вы дорогами?». Кто доволен? Понятно, что даже в Москве дорогами многие недовольны! И потом подталкивают к «нужному» выводу: «Довольны ли вы, что вернулись в Россию?». Признаюсь, меня это очень злит. Да сама постановка таких вопросов - это чистой воды провокация! На референдуме у нас не было ни одного экономического вопроса. Мы уходили от гражданской войны, чтобы спасти хотя бы то, то есть! Помню первую встречу с президентом Российской Федерации - когда он начал меня расспрашивать, я даже не был готов обсуждать экономические вопросы. Домой - и всё! Ну вот, когда возвращаешься из армии домой, разве спрашиваешь: «Мама, а у нас есть деньги?» Разве о таком думаешь?! Конечно, восстанавливая полуостров, Москва делает политически правильные вещи: нужно поднять Крым, чтобы показать всему миру. Но всё равно, даже если бы ничего этого не делалось, мы бы радовались возвращению домой. Просто не было бы таких высоких ожиданий, как сейчас, затянули бы пояса и терпели.

И я знаю, о чём говорю - в 2014-м году я объехал все регионы Крыма, общался с людьми, дважды терял голос…Всех интересовал один вопрос: будет ли война, сможет ли Россия нас защитить, а садики, дороги и даже ФЦП - всё это было уже на втором плане. А теперь люди стали полноправными гражданами Российской Федерации и справедливо требуют, чтобы всё было так, как положено по российским законам.

«Нам все должны»?

Потребительский подход - не исконное свойство крымского характера, а реакция на происходящее. Я вам приведу пример, вы поймёте, как иногда рассуждают люди. Мы были на встрече в Белогорске, и одна женщина нам заявила: «Да сделайте вы нам дорогу. Ну что вам тот миллиард!». Это потому, что сначала ничего не было, а теперь денег выделяется так много, что некоторым кажется: если у вас там 700 миллиардов на реализацию ФЦП, так дайте мне сюда один миллиардик, что вам стоит. При этом они не очень себе представляют, что вообще такое миллиард рублей. Но из-за таких вот казусов обвинять всех крымчан в иждивенчестве нельзя. Люди в Крыму разные. Есть «иждивенцы», есть «вечно недовольные», но это вовсе не массовое явление.

О коррупции

То, что отношение к коррупции становится нетерпимым - это очень здорово! При Украине «откаты» терпели, никто особенно не возмущался. Разворовали всё, что можно. Но так была устроена украинская политическая система, что она не могла жить, не высасывая деньги, а убери её - и страны не будет. Только благодаря этим кровопийцам-олигархам, которые перекачивали деньги из региона в столицу и за границу, сохранялась какая-то стабильность. Коррупция - сложная и многогранная тема. Но могу сказать одно: сегодня её масштабы несопоставимы с тем, что было при Украине.

В Крыму больше нет той коррупционной системы, что существовала десятки лет - когда в ведомстве собирали деньги со всех и, допустим, генералу милиции сверху давали разнарядку: «200 тысяч долларов отвези раз в месяц вышестоящему», а он уже своим подчинённым раскидывал «20 тысяч ты вези», «20 тысяч - ты» и так далее… Понятно, что тот, кто собирал эти «20 тысяч» для начальника, себя при этом тоже не забывал. Вот этой системы больше нет, она рухнула.

А что продолжают давать взятки, есть отдельные проявления коррупции - да, это есть. И не надо строить иллюзий, это не исчезнет быстро. Вот когда на ментальном уровне коррупция станет восприниматься людьми как нечто неприемлемое, тогда и у правоохранителей будет меньше работы. Нам просто надо этот этап пройти.

Власть должна чётко высказывать и на деле демонстрировать своё негативное отношение к любым коррупционным проявлениям. Но делать это нужно искренне, потому что фальшь люди сразу почувствуют.

Когда-то мне попадалось интересное исследование, согласно которому 20% воруют при любой системе, 20% не воруют при любой системе, а 60% воруют, если для этого созданы условия, или не воруют, если для этого условий нет. Не буду оценивать цифры, но какое-то рациональное зерно во всём этом есть. Вот нам и нужно построить такую систему, в которой не будет условий для воровства. Это не вопрос одного только Аксёнова или Константинова, надо двигаться в этом направлении всем обществом. И тогда, если хватит силы воли, мы своего добьёмся.

О подрядчиках и крымской специфике

Подрядчики не падают с неба, они выигрывают тендеры. Причём, крымских среди них- меньшинство, 80% - с материка. Отказать выигравшему тендер, если он не нарушает условий, администрация не имеет права. Есть много вопросов по процедуре, дебаты идут и в Госдуме. В итоге получаем, что организация подаёт документы, выигрывает на открытых торгах, а потом не справляется с работой. И что делать власти? Существует серьёзная проблема с финансированием: деньги поступают фактически уже в середине года, не раньше. Почему в прошлом году возвращали деньги, почему начали строить зимой, а мы все этим возмущались? Да потому что деньги получили только в августе! Такова ныне действующая процедура. Авансы потратили на закупку материалов, которые застряли на паромной переправе из-за плохой погоды. Вы это помните.

Крым всё-таки очень специ¬фический регион. Как человек, хорошо знакомый со строительным бизнесом, могу сказать, что выходом из ситуации мог бы стать переход на трёхлетнее бюджетное планирование. Но ведь был кризис в стране, экономика падала. Как в таких условиях на 3 года расписать бюджет? Это очень рискованно. Сейчас страна начала подниматься, рубль укрепляется, и, возможно, стоит подумать о трёхлетнем бюджете. Частники уже давно работают на трёх- и пятилетнем планировании.

Ещё один момент - санкции, которые отвели от Крыма всех серьёзных инвесторов с иностранным капиталом. Они не могут здесь выступать под своими брендами. Это не может не сказываться. Вот немцы возмущались - как это так, крымчане не могут пользоваться кредитными карточками, когда вся Африка может!? Это - тоже наша уникальная особенность по сравнению с другими регионами.

О природе санкций

Санкции - это часть геополитической войны, в которой возвращение Крыма предотвратило поражение Русского мира. Крым стал последним рубежом. Если бы был проигран Крым, мы бы понесли тяжелейшие потери, по сравнению с которыми нынешние санкции показались бы просто детской забавой. Как только мы сказали «стоп», возникло давление. И это давление на Россию будет продолжаться до тех пор, пока не поймут его бесперспективность. Но решения такого уровня не принимаются одним человеком. Система запущена, и пока она своё не выработает, давление будет продолжаться. Западная элита пока не готова видеть Россию полноправным участником переговоров за столом. Послушная и слабая ельцинская Россия была для них понятной и приемлемой, а сейчас они нас не понимают и интуитивно боятся - это у них на генетическом уровне. Сильная, самостоятельная Россия их пугает. Отсюда и санкции.

Я считаю, что 2017 год станет ключевым. Либо начнётся постепенный выход из режима санкций, на который уйдёт минимум 5 лет, либо мы идём на большой геополитический цикл - это ещё 10 лет, либо на Украине в этом году произойдёт крупная катастрофа, которая многое изменит сразу. Такая вероятность тоже довольно велика.

Об Украине

- Чтобы по-хорошему решить проблемы с Украиной, там должна закончиться война. После этого можно будет собраться вместе и выложить все карты на стол. Мы ведь - один народ. «Белые» с «красными» воевали очень долго, поубивали 8 миллионов человек, а теперь мы, потомки тех и других, живём в мире. Так нам надо и с Украиной - когда будет сметена преступная власть, выработать общие подходы… Знаете, недавно мои старые друзья-киевляне подняли тост «За то, чтобы мы когда-нибудь встретились и выпили в киевском ресторане».

Я очень бы хотел, чтобы это случилось при моей жизни. Чтобы эту банду оттуда смели и крымчане смогли свободно ездить в Киев, а киевляне - к нам. Но для этого должно пройти время.

Записал
Николай ФИЛИППОВ

Фото: Константина МИХАЛЬЧЕВСКОГО

(орфография и пунктуация источника сохранены)