Владимир Константинов: крымский патриотизм сегодня востребован

Версия для печати

В канун Дня Республики и 25-летия первого на территории СССР референдума председатель Государственного Совета Крыма Владимир Константинов рассказал корреспонденту «Крымской правды» о значении референдума 20 января 1991 года в новейшей истории республики и о том, какие перемены принесёт крымчанам наступивший год.

- Вы согласны с тем, что референдум 16 марта 2014 года стал логическим завершением процесса, начатого 20 января 1991-го?

- Безусловно. Даже после того, как мы добились своего - вернулись на Родину, 20 января остаётся для нас важной исторической датой. В трудный период разброда и шатания, развала Советского Союза мы показали, что решение 1954 года о передаче Крыма было неправильным. И что особенно важно: это сделали не политики, а простые граждане. Крымчане выразили также несогласие с развалом единого государства и подтвердили своё желание остаться в России, ставшей затем правопреемницей СССР. Со своей стороны, Украина 20 января утратила шанс избежать печальной участи, которая в итоге её постигла. Если бы страна управлялась не группами олигархов, заинтересованными лишь в дележе активов, а обладала полноценной политической элитой, её лидеры понимали бы, что сохранение крымской автономии в составе Украины - это условие сохранения целостности самого государства. Если обратиться к «европейскому опыту», на который так любят ссылаться в Киеве, можно увидеть, что в Европе, как правило, с большим вниманием относятся к историческим особенностям регионов, понимая, к каким серьёзным последствиям могут привести ошибки во внутренней политике. Но вместо этого официальный Киев не оставлял попыток лишить Крым автономного статуса либо свести его к чистой формальности без содержания. А ведь крымчане выдвигали не так много требований: сохранение дружественных отношений с нашей Родиной - Россией, гарантии права говорить на родном языке и других столь же естественных и неотъемлемых прав человека.

- Трудно было ожидать другого, ведь Украина сама по себе - сепаратистский проект, направленный на отрыв от России.

- Когда Кравчук и компания разваливали СССР, это был ещё не проект, а историческое преступление отдельных политиков, за что, уверен, им всем воздастся. Пройдёт какое-то время, и будет дана оценка всем процессам и событиям того периода, в том числе - сговору в Беловежской пуще. Это потом уже Украина стала проектом, когда в Вашингтоне решили воспользоваться ситуацией и создать своего рода буферную зону между Россией и Европой. Это большая политическая игра. Почему народ Украины согласился в неё играть? Это крайне сложный вопрос, и адресован он не крымчанам.

- Как раз крымчане вашингтонской игры не приняли…

- Именно поэтому для нас политически важно восстановление статуса автономной республики. Это было наше первое серьёзное завоевание. Потом, конечно, были и достижения, и неудачи. Но в любом случае 20 января - день нашей первой исторической победы. Всех крымчан.

- То, что Киев не извлёк уроков из этих двадцати с лишним лет, стало очевидно в дни «Крымской весны», когда хунта продемонстрировала полную неспособность действовать адекватно ситуации.

- В определённой степени нам действительно помогло неадекватное поведение Киева: своими действиями они нас сплотили, заставили объединиться вокруг главной цели. Тогда нам казалось, что, прожив более двадцати лет в украинской реальности, крымчане захотят мягкого и длительного переходного периода, могут поверить в обещания гарантий широких полномочий для крымской автономии, финансовой и другой помощи со стороны Киева.

- Потом «киевский дядька» всё равно обманул бы...

- Да, но всё равно было бы трудно объяснить крымчанам, почему мы настаиваем на отделении, когда нам идут навстречу по всем вопросам. Как бы мы объяснили мировому сообществу отказ от «разумного компромисса»? Но вместо компромисса Киев предпринял совершенно другие шаги: решение о роспуске крымского парламента, объявление в розыск нас с Аксёновым. Кстати, Донбасс после референдума тоже ждал, что Порошенко приедет и предложит обсудить все проблемы, выработать какое-то совместное решение. И было бы тяжело отказаться от прямого диалога, ведь люди там не были так радикально настроены, как в Крыму. Многие сначала не поддерживали вооружённое сопротивление, а сегодня подавляющее большинство жителей Донбасса не хочет иметь с Украиной ничего общего. Точка невозврата пройдена и там тоже.

- Уже почти два года Киев держит крымчан «в тонусе» - теперь вот энергоблокадой.

- Это правда. Сегодня, как и весной 2014-го, в крымском сообществе разногласия по многим вопросам отходят на второй план перед лицом общей угрозы. Во время встреч с избирателями постоянно приходится слышать: «Слава богу, у нас нет войны», и на многие проблемы люди до сих пор смотрят с этих позиций. О том же говорят результаты социологических опросов.

- Жители других регионов России сейчас спрашивают: стоило ли наше решение, принятое на референдуме 16 марта, всех тех бытовых неудобств, которые нам приходится терпеть? Многие искренне не понимают, что крымчане стремились на Родину не за удобствами.

- Именно! Мы сбросили с себя весь тот непомерный груз морально-психологического давления, о котором раньше редко говорили вслух. Приведу наглядный пример. Когда в Симферополь приезжал президент Ющенко, в программу визита внесли посещение школы «Консоль», которую я в своё время создавал. Но когда дети узнали, что их собирается посетить Ющенко, то возмутились и пригрозили устроить скандал, если он приедет. Представьте, даже не родители - дети!

Я попросил Министерство образования убрать из программы посещение школы, если не нужен скандал, и они согласились.

А ведь тогда мы были Украиной и ни о каком возвращении в Россию речи не шло! Но напряжение в обществе было такое, что даже дети его ощущали.

- Многие россияне считают крымчан примером патриотизма. А по-вашему, жителям материковой России есть чему у нас поучиться? Можем ли мы предложить какие-то свежие идеи, какой-то важный посыл?

- Идей практического характера у нас много - от самых общих до совершенно конкретных, потому что мы смотрим на многие привычные для россиян вещи свежим взглядом. Мы же долго были оторваны от России. Скажем, пока мы жили в условиях бесперебойного электроснабжения, то не понимали в полной мере, как сейчас, насколько это ценно. Просто не задумывались об этом. Энергоблокада многому нас научила, заставила по-иному взглянуть на привычные вещи, вспомнить о ценности человеческого общения. Так после войны жили - электричества не было, в клубах зажигали свечи. Люди умели не только работать, но и искренне радоваться, веселиться. И восстановили страну после самой страшной в истории человечества войны. В какой-то мере и крымчане испытали то, чего не приходилось испытывать жителям других регионов России. Мы пришли на Родину не из богатой страны, а из страны, в которой для них не было никакой перспективы. Украинская безысходность - это отсутствие всякой перспективы, когда понимаешь, что идти некуда. Вот такая была страна, страшная и унылая, которая не могла предложить своим гражданам никакого позитивного образа будущего. А сегодня мы вернулись в Россию - страну, у которой есть этот образ, светлый и яркий, и его для нас не затмить никакими сложностями. Умение радоваться и не отчаиваться в сложных ситуациях - вот, пожалуй, главное свойство крымчан. И такой пример сегодня России в целом нужен. Не отчаиваться, не терять веру в государство, в его лидеров.

У нас сильный лидер, правильные ценности. Да, есть вопросы к тактике, и их нужно решать. Это - обязанность элит, и с них за это спросится. А простому человеку важно понимать, что все вопросы могут быть решены и ни в коем случае не отчаиваться. Именно поэтому крымский патриотизм сегодня, как никогда, актуален и востребован.

- Умения не отчаиваться и верить в лучшее - этого у крымчан действительно не отнять. Много ли поводов для оптимизма даёт нам всем наступивший год?

- Часто приходится слышать, что для России этот год будет сложным. Убеждён, что страна с честью выдержит все испытания. Какие-то потери мы, безусловно, понесём. Но любой кризис - это не только потери, но и шанс для развития, перехода на новый уровень. Главное - не упустить этот шанс. Мы можем стать совсем другой страной. Нужно лишь обратить внимание на человека труда. Именно об этом сегодня говорит наш президент! Важно сместить акценты, сделать главным не политика, не чиновника, а человека, своим трудом создающего ценности. Не нужно пьедесталов, нужно уважение к людям, на самоотверженном труде которых держится экономика. Это - задача для всей страны.

В Крыму же перед нами стоят вполне конкретные и ясные задачи. Во-первых, мы в этом году преодолеем энергетический кризис. Мы уже выходим из него: предприятия заработали, экономика оживает. Новое качество приобретает власть, в том числе, хочу подчеркнуть это особо, на местном уровне. Большинство руководителей прошло испытания, сумело осознать меру своей ответственности перед избирателями. Не могу сказать, что все, поэтому замены ещё будут. Во-вторых, при всех сложностях и финансовых проблемах в стране мы получили такой бюджет, какого не получил ни один регион. Средств достаточно для выполнения всех государственных обязательств. Плюс, в Крыму будет очень хороший туристический сезон - лучше, чем в прошлом году. В-третьих, наступивший год будет годом начала реализации крупных инвестиционных проектов. В-четвёртых, в этом году изменится отношение к Крыму за рубежом, я в этом убеждён. Оно уже меняется. В-пятых, произойдёт обновление состава Государственной Думы. Выборы в сентябре станут первым серьёзным экзаменом и для Крыма, и для нашей политической команды. Убеждён, что мы его достойно выдержим. Для этого есть все основания: уровень доверия к нашей партии сегодня в крымском обществе очень высок, и мы все много работаем над тем, чтобы это доверие оправдать. Так что 2016 год для Крыма будет годом преобразований и новых достижений.

Беседовал Николай Филиппов

(орфография и пунктуация источника сохранены).